Региональное общественное движение содействия развитию русско-армянских отношений

 
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Дискуссионный клуб

Информационное противоборство на Кавказе после августа-2008

С окончанием пятидневной войны информационное противоборство не прекратилось. Долгосрочные цели грузинской стороны остались прежними: восстановление юрисдикции над Южной Осетией и Абхазией с привлечением всех имеющихся средств и ресурсов. Объявленное «стратегическое терпение» в диалоге с так называемыми «мятежными автономиями» нисколько не исключает военных приготовлений.

Уроки и выводы из «пятидневной войны» в августе 2008 года продолжают анализироваться всеми вовлеченными в этот конфликт сторонами, а грузинским руководством и его союзниками – прежде всего. Адекватная реакция Москвы на развязанную Саакашвили агрессию вынуждает его и его патронов корректировать позицию, заявляя о готовности отказаться от силовых методов решения конфликтов и декларируя приоритет «мягкой силы». Однако по сути позиции Вашингтона, Брюсселя и Тбилиси, с одной стороны, и Москвы, Сухума, Цхинвала - с другой, продолжают оставаться диаметрально противоположными. Очередной раунд так называемых Женевских консультаций завершился, по признанию советника Президента Абхазии по международным вопросам Вячеслава Чирикба, безрезультатно. Сложившуюся патовую ситуацию пытаются активно использовать США и Евросоюз, последовательно работая над укреплением собственного влияния на Кавказе. Выражается это, в частности, в деятельности неправительственных организаций, акцентирующих внимание на проблемах армянского и грузинского населения в Абхазии в сфере образования1. По словам комиссара ЕС по вопросам внешних отношений и политики соседства Б. Ферреро-Вальднер, «стратегическое терпение в отношении своих сепаратистских регионов является одной из трех приоритетных областей, наряду с демократическими реформами и новым ассоциированным соглашением между ЕС и Грузией». Она полагает, что «изоляция сепаратистских регионов не будет способствовать усилиям по урегулированию конфликтов. Наоборот - необходима политика гибкого участия в отношении Абхазии и Южной Осетии»2. Данная формулировка означает привлечение внимания к решению гуманитарных, социально-экономических вопросов, но лишь в качестве средства достижения более масштабной цели - ревизии итогов «пятидневной войны» 2008 года политико-дипломатическими средствами. Видимо, официальный Тбилиси будет иметь в этом вопросе поддержку европейских структур, общая позиция которых может быть сформулирована приблизительно так: да, Грузия была агрессором в августе 2008 года, однако она уже признала свои ошибки и письменно зафиксировала обязательство не применять силу; Россия же является оккупантом, захватившим 20% грузинской территории. Близ границ с Южной Осетией на средства ФРГ выстроен прекрасный городок с развитой инфраструктурой. Ряд подобных населенных пунктов, свидетельствующих о преимуществах жизни в грузинском государстве, может быть развернут на всем протяжении грузино-юго-осетинской и грузино-абхазской границ.

В то же время активное восстановление боевого потенциала грузинской армии говорит о том, что угроза повторения крупных провокаций если не в этом году, то в следующем вполне реальна. Соответствующая пропагандистская подготовка является здесь необходимым инструментом, органично подкрепляющим упомянутое выше «стратегическое терпение» и гуманитарную риторику.

В книге «Маленькая война, которая потрясла мир: Грузия, Россия и будущее Запада» («A Little War That Shook the World: Georgia, Russia and the Future of the West») бывший помощник заместителя госсекретаря в администрации Билла Клинтона Рональд Асмус пишет, что во время развязанной Саакашвили войны в Южной Осетии некоторыми американскими военными чинами всерьез обсуждалась возможность военного вмешательства. По словам Асмуса, «некоторые высокопоставленные сотрудники Белого Дома» настаивали «хотя бы на каком-то рассмотрении вариантов ограниченных военных действий», таких, например, как бомбардировка горного Рокского тоннеля, служившего главным путем снабжения российских войск3. Надежды некоторых грузинских наблюдателей на то, что тем самым Асмус зафиксировал возможные действия США на случай повторения «российской агрессии», скорее всего, несостоятельны, однако появление подобных «воспоминаний» вряд ли случайно. Политический контроль в условиях современности приобретает специфические формы. Теперь он обеспечивается во многом через массовые коммуникации, позволяющие осуществлять особый тип воздействия на общественные и государственные структуры при помощи комплекса технических средств. Тем самым создаются предпосылки и возможности для формирования имиджей, далёких от действительных политических субъектов и объектов4. Анализ информационных потоков в регионе свидетельствует о крайне настораживающих процессах.

Так, открылось вещание созданного на базе Общественного ТВ Грузии «Первого кавказского канала» из Тбилиси на русском языке5. Несмотря на последующее отключение спутникового вещания (охватывающего Кавказ, включая южные районы России, а также большинство стран СНГ), канал продолжает выходить в эфир благодаря сети Интернет. Можно предполагать, что решение сугубо технического вопроса об инфраструктуре вещания будет в конечном итоге найдено, исходя из амбициозных целей идеологов проекта. Wall Street Journal рекомендует «парижской спутниковой фирме» принять единственно правильное решение в пользу «заведомо более слабого соперника», под которым подразумевается финансируемый грузинским государством телеканал6. Объявленный бюджет «Первого Кавказского» составляет $3 млн. Денежные вливания в инфраструктуру грузинских СМИ объясняются, в частности, тем, что каналу жизненно необходимо выполнять свою пропагандистскую задачу, а значит, создателям нового СМИ в любом случае необходимо обеспечение дорогостоящего спутникового вещания7. Кроме того, в Грузии может начать вещание радио «Наш Кавказ».

При помощи западных специалистов в непосредственной близости к границам Южной Осетии установлены передающие антенны, посредством которых производится вещание теле- и радиопрограмм на русском и осетинском языках. Мониторинг территории Абхазии и Южной Осетии осуществляется с использованием европейской спутниковой системы.

Со 2 ноября 2009 года Радио «Свобода» начало трансляции на Южную Осетию и Абхазию. Выходит аналитическая программа на русском языке, ориентированная на слушателей в Южной Осетии и Абхазии8. Телекомпания «Алания», вещающая с 2006 года на русском языке и созданная властями Грузии для пропаганды в Южной Осетии, с конца 2009 года сменила название на «Регион ТВ». Она расширила сферу охвата и вещает, кроме Тбилиси, на регионы, компактно населенные национальными меньшинствами, такие как армянонаселенный Джавахети и частично греконаселенный Цалку.

Активизировались грузинские и прогрузинские СМИ и интернет-сайты, включая запуск новых ресурсов, ориентированных как на экспертное сообщество региона, так и на политически активную молодежь9. Основные усилия устремлены на дестабилизацию обстановки как в новых признанных Россией кавказских государствах, так и на Северном Кавказе, однако этим цели не исчерпываются. Деятельность многочисленных информационных ресурсов, в большом количестве создаваемых Тбилиси, рассчитана отнюдь не только (может быть, даже не столько) на тех, на кого они формально направлены, то есть на жителей Южной Осетии и Абхазии. За последние годы они доказали, что обладают стойким иммунитетом против подобных пропагандистских акций. Цель грузинской (фактически американской) пропаганды состоит в том, чтобы совершить «мягкий» переворот в сознании слабо информированной о положении Абхазии, Южной Осетии, всего Северного Кавказа и Закавказья части российской общественности и экспертного сообщества. Понимая, что с абхазами и осетинами придется сражаться, пропаганда делает ставку на максимальную подпитку выгодного США и Грузии «рефлексирования» в среде российского «политикума», экспертов и журналистов (соответствующая идеологическая и организационная инфраструктура была создана, конечно, гораздо раньше – в 1990-х годах). При этом к традиционным направлениям информационных атак прибавились новые:

  • раскручивание темы межконфессионального противостояния в Южной Осетии
  • актуализация грузинских претензий на район Сочи (с прицелом на срыв Олимпиады-2014)
  • обвинение России и Южной Осетии в стремлении к дальнейшим территориальным захватам в Грузии (Казбегский район, включая Трусовское ущелье)
  • акцентирование внимания на общность исторических судеб Грузии и народов Северного Кавказа, которым якобы необходимо объединиться с целью противостояния «имперской России»
  • позиционирование Грузии в качестве исторического, политического, научного, культурного, экономического и т.д. центра Кавказа
  • пропагандистское обеспечение так называемой «реинтеграции» Абхазии и Южной Осетии с упором на существующие в этих республиках экономические трудности.

Особо надо отметить еще одно важное смежное направление соответствующей работы: упор на трудности и проблемы в российско-абхазских и российско-осетинских отношениях как на межгосударственном, так и личном уровнях, тема «российской оккупации» и «неминуемой ассимиляции и уничтожения национальной самобытности абхазов и осетин, попавших в лапы «оккупационного режима»10. Аспект немаловажный, ибо националистические настроения, способные служить объектом манипуляции, живучи в любом обществе – и абхазское не является исключением.

Материалы, вбрасываемые в информационное пространство и Южной Осетии, и России, с пропагандистской точки зрения готовятся вполне грамотно. Информационно-аналитические передачи, в которых обсуждается точка зрения официального Тбилиси на происходящее, чередуется с показом старых советских документальных фильмов о Кавказе на хорошем русском языке. Активно используются промахи и недостатки российской политики в регионе. Характер контента позволяет также сделать вывод о серьезности информационно-аналитической базы и имеющихся источников информации. Одним словом, грузинская сторона переходит от обороны к наступлению, начиная активно играть на информационном поле соперников (в том числе с использованием ведущих российских информационных площадок и иного рода ресурсов11, что достаточно нервно воспринимается и в Цхинвале, и в Сухуме).

Разумеется, после произошедшего в Южной Осетии положительного для грузинской пропаганды результата еще долго не будет. «Даже российские, и даже наши местные, дагестанские оппозиционные СМИ не могут завоевать значительной аудитории, тем более это будет проблематично для зарубежного СМИ. Кроме того, северокавказские народы отличаются своего рода «солидарностью нацменьшинств», противостоящей влиянию крупных народов, таких как грузины. Наконец, у некоторых дагестанских этносов с жителями Грузии свои счеты еще за XVII-XIX века, и телеканал в Дагестане будет восприниматься именно в этом контексте», - полагает советник председателя правительства Дагестана, экс-министр по национальной политике, информации и внешним связям Дагестана Эдуард Уразаев. «Грузинская пропаганда на Северном Кавказе не может иметь перспектив. Возьмите Северную Осетию – там на первом месте солидарность с южными осетинами, пережившими войну августа 2008 года. Что касается черкесов, то в независимых черкесских СМИ сейчас новостей из Абхазии даже больше, чем из черкесских регионов России. Это вполне четко говорит о политической ориентации черкесского национального движения», - соглашается с этой точкой зрения член Координационного совета адыгских (черкесских) организаций Кабардино-Балкарии, эксперт программы PONARS-Евразия С. Жемухов12.

Однако иногда полезно вспомнить и о пословице «вода камень точит». К разработке соответствующих программ привлекаются люди, получившие неплохое европейское образование, обладающие современным мышлением. Всему этому будет трудно противостоять посредством лозунгов, особенно если экономическое положение в признанных Москвой государствах Кавказа будет продолжать ухудшаться, а население – сокращаться. Уже сейчас ситуация, сложившаяся вокруг восстановительных работ в Южной Осетии, и некоторые аспекты взаимоотношений между иностранными строителями и местным населением являются предметом беспокойства со стороны руководства республики. В частности, Президент Э.Кокойты обратил внимание на факты некорректного поведения в общественных местах, вызывающие непонимание местного населения, случаи торговли наркотиками и т.д.13 Всё это является, видимо, следствием определённой деградации российского и, в частности, кавказского социума. «Наши люди стали катастрофически мало читать, пугающими темпами снижается интеллектуальный уровень населения даже на бытовом уровне. Стало часто наблюдаться «эс-эм-эсное мышление», когда людям оказывается сложно воспринять и понять даже устный текст длиной более 150 печатных знаков, а различным событиям и сложным общественно-политическим и социально-экономическим процессам даются примитивные и наивные объяснения», - говорит министр образования, науки и молодежной политики РЮО А.Джиоева14.

Есть у российской стороны проблемы и во взаимоотношениях с Сухумом. По сведениям одной из российских газет, МИД РФ был вынужден направить в адрес абхазского руководства ноту, в которой выразил «серьезную озабоченность многочисленными случаями отчуждения у российских граждан их собственности в Абхазии»15. Соответствующая информация была мгновенно подхвачена некоторыми изданиями, сделавшими вывод о бесправии в республике русскоязычного населения. Впоследствии МИД России опроверг информацию о направлении в Сухум официальной ноты, но это лишь подчеркнуло плохую координацию российской информационной политики на разных уровнях.

На этом фоне импортируемые извне пропагандистские конструкции, образы и ассоциации, основанные на хорошем знании местной специфики, могут превратиться в фактор, серьезно влияющий на общественно-политическую и социально-экономическую стабильность. В непростых экономических условиях российско-абхазское взаимодействие неизбежно будет концентрироваться на некоторых приоритетных направлениях (транспорт, разведка нефтегазового шельфа, санаторно-курортная инфраструктура, поставки строительных материалов, энергетика). Однако если в социальной сфере будет сделана ставка на следование законам «дикого рынка» при недостаточном внимании к развитию образования, науки, кадрового потенциала, то задача противоположной стороны в «борьбе за умы и сердца» значительно упростится.

Сообщения из Южной Осетии все реже можно встретить в «передовых» материалах крупнейших федеральных информагентств и телеканалов. СМИ Абхазии и Южной Осетии, равно как и полиграфическая база, находятся, мягко говоря, не в лучшем состоянии16. В России отсутствуют грамотные передачи об истории Грузии, как и вообще Кавказа. Нет передач об аджарцах, лазах, сванах, мингрелах, тушинах, хевсурах, как будто России нечего сказать населяющим Грузию народам.

Москва пока слабо противостоит массированному пропагандистскому контрнаступлению на кавказском направлении. Даже ведущие информагентства отделываются во многом формальными сообщениями о происходящем в регионе, как правило, ограничиваясь перепечаткой пресс-релизов различных министерств и ведомств, в лучшем случае, дополняя их комментариями московских экспертов по всем вопросам. Журналистов, постоянно пишущих о Кавказе в федеральных СМИ, можно пересчитать по пальцам, да и позиция некоторых из них по отношению к происходящему в регионе подчас довольно своеобразна.

Специализированные сайты, призванные оперативно, полно и объективно освещать общественно-политическую картину жизни Северного Кавказа и Закавказья, отсутствуют. Попытки создания таковых были связаны с сиюминутными политическими планами их спонсоров, по большей части финансово и организационно не обеспечены, отчего вскоре после начала работы потерпели закономерный крах. Некоторое исключение представляют два известных проосетинских интернет-ресурса, но и они не всегда оперативно реагируют на важнейшие информационные вызовы. На абхазском направлении подобных медиаресурсов и вовсе нет.

Создание в России информационно-аналитического портала, освещающего события всего региона Большого Кавказа, – насущная необходимость ближайшего будущего. К разработке его концепции необходимо привлечь в первую очередь экспертов, не увлекаясь избыточными технологическими изысками и «картинкой». В настоящее время Россия не дает вообще никакого интеллектуального ответа на «грузино-американский» информационный вызов, что уже в краткосрочной перспективе может привести к самым нежелательным последствиям. И в любом случае такое крупное кавказское государство, как Российская Федерация, нуждается в мощном информационно-аналитическом ресурсе по региональной проблематике (или, по крайней мере, в более рациональном и скоординированном использовании имеющихся сил и средств).

После президентского послания, а также последних административно-территориальных реформ и кадровых назначений тема Северного Кавказа стала одной из центральных в российских СМИ. Однако геополитическое единство Большого Кавказа нередко выпадает из фокуса общественного внимания. Между тем без осознания факта этого единства и соответствующих мер, в том числе на информационном «фронте», эффект предпринимаемых шагов может оказаться минимальным.

 

 


  1. Кнут Воллебек обеспокоен ситуацией с грузинскими школами в Абхазии // http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/165007/
  2. Еврокомиссар о приоритетах ЕС в отношении Грузии // http://www.inosmi.ru/caucasus/20091218/157079647.html
  3. США могли вмешаться в войну в Южной Осетии // http://www.regnum.ru/news/1242618.html
  4. Беспалов С.В. и др. Механизмы формирования позитивного образа России в странах постсоветского пространства / М.: 2008. - С. 63-64.
  5. http://www.1k-tv.com/
  6. A Clear Signal From Eutelsat // http://online.wsj.com/article/SB10001424052748704022804575040750677930756.html
  7. Интересно, что первоначально сигнал шел через французский спутник, который был запущен российской ракетой-носителем «Протон» с космодрома «Байконур» // http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1306011
  8. http://www.ekhokavkaza.com/ В фокусе внимания радиостанции – информация социально-экономического и историко-культурного характера из Абхазии, Южной Осетии, о современном состоянии абхазо-грузинских и грузино-осетинских отношений (включая «бытовое» измерение), новости грузино-американского сотрудничества и т.д.
  9. http://kavkasia.net/, http://rus.expertclub.ge/, http://www.apsny.ge/ и др.
  10. Historical and political bacchanalia of the Kremlin gathers momentum // http://eng.expertclub.ge/portal/cnid__3363/alias__Expertclub/lang__en/tabid__2546/default.aspx; материал был оперативно переведен на русский язык, см.: Историко-политическая вакханалия Кремля набирает обороты // http://www.inosmi.ru/caucasus/20100203/157962694.html
  11. См., напр.: Амелина Я. «Прозревший» Ногаидели: не вариант для Кремля // http://www.fondsk.ru/article.php?id=2599
  12. «Первый кавказский» начал вещание в России // http://www.regnum.ru/news/1243964.html
  13. Кокойты "не допустит раскола между народами Южной Осетии и России" // http://osradio.ru/tema_dnia/22410-kokojjty-ne-dopustit-raskola-mezhdu-narodami.html
  14. Аряна Джиоева: Планы наши тесно связаны с Посланием Президента о стратегии развития республики до 2012 года // http://cominf.org/node/1166482304
  15. Перевозкина М. Абхазия обрела независимость от... РФ // Московский Комсомолец. – 2010. – 3 февр.
  16. Келехсаев А. Новый стандарт реагирования // http://rus.ruvr.ru/2010/01/08/3469135.html

Комментарии:

Добавить комментарий






 

Свежий номер журнала