Региональное общественное движение содействия развитию русско-армянских отношений

 
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Дискуссионный клуб

Россия принимает вызов. А как Армения?

Секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев в интервью "Российской газете" 22 декабря текущего года, в статье под названием “Вызов принят” (http://www.rg.ru/2015/12/22/patrushev-site.html), рассказал о ключевых моментах в обновленной Стратегии национальной безопасности России до 2020 года, являющейся основным документом стратегического планирования, где ставятся задачи и определяются перспективы развития государства (http://www.rg.ru/2015/12/31/nac-bezopasnost-site-dok.html).
 
Согласно Федеральному закону “О стратегическом планировании в Российской Федерации”, корректировка документов стратегического планирования должна проводиться каждые 6 лет после их принятия (действующая Стратегия национальной безопасности РФ утверждена указом Президента РФ 12 мая 2009 года). Имеются также иные важные причины, требующие корректировки Стратегии. Речь идет о тех вызовах и угрозах национальной безопасности, которые не были учтены в предыдущем документе. США при поддержке ряда стран Запада, намереваясь сохранить свое доминирование в мировых делах, предпринимают попытки ограничить проведение Россией самостоятельной внешней и внутренней политики. Кроме того, наряду с политическими и военными угрозами, осложняется мировая демографическая ситуация, проблемы окружающей среды и продовольственной безопасности.
 
Уточненный документ призывает консолидировать усилия органов власти и институтов гражданского общества в работе по реализации национальных приоритетов, максимально эффективно использовать внутренние резервы России, активизировать внешнюю политику, развивать сотрудничество с другими государствами. 
 
Аппарат Совбеза в ходе оценки и государственного мониторинга состояния национальной безопасности РФ предполагает учитывание более 60 критериев и показателей национальной безопасности. Это позволит прогнозировать и выявлять возможные угрозы. Такая технология учета признаков угроз открывает широкие возможности по их локализации. Однако, после их исчерпания, как формы невоенных средств, применение военной силы рассматривается как крайняя мера. 
 
Измененная Стратегия исходит из фундаментальной взаимосвязи и взаимозависимости обеспечения национальной безопасности и социально-экономического развития России. И обороноспособность государства, и политическая, социальная стабильность общества определяются уровнем экономического развития страны, качеством жизни обычного человека. На это обращал внимание и президент РФ В. Путин в своем интервью американскому журналисту Ч. Роузу для телеканалов CBS и PBS (29.09.2015г.) 
 
"Россия должна быть эффективной, конкурентоспособной, с устойчивой экономикой, с развитой социальной и политической системой, гибкой к изменениям внутри страны и вокруг неё."
 
На вопрос о том, каким образом эти аспекты отражены в Стратегии, Николай Патрушев ответил, что в документе отмечается необходимость диверсификации экономики, преодоления ее сырьевой направленности, перехода на новый уровень технологического развития, рационального импортозамещения. Роль двигателя модернизации производства отводится оборонно-промышленному комплексу...
 
Решение этих вопросов невозможно без перехода на новый уровень технологического развития, возрождения роли науки, повышения качества общего, профессионального и высшего образования. Реализация стратегического национального приоритета “Наука, технологии и образование”предполагает воссоздание полного научно-производственного цикла от фундаментальных исследований до внедрения достижений прикладной науки в производство. 
 
В разделе “Экономический рост” Стратегии национальной безопасности России в качестве главных стратегических угроз национальной безопасности в области экономики признаны: 
«ее низкая конкурентоспособность, сохранение экспортно-сырьевой модели развития и высокая зависимость от внешнеэкономической конъюнктуры, отставание в разработке и внедрении перспективных технологий, незащищенность национальной финансовой системы от действий нерезидентов и спекулятивного иностранного капитала, … сохранение значительной доли теневой экономики». 
 
Не углубляясь в детальный анализ Стратегии, среди комплекса мер, направленных на решение проблем в экономике, кроме выше отмеченного Николаем Патрушевым, мы выделили следующие два положения. Первое из них указывает на необходимость «повышения эффективности государственного регулирования экономики в целях достижения устойчивого экономического роста»
 
И второе касается проблемы решения стратегических задач развития экономики, для чего предлагается «расширение использования инструментов государственно-частного партнерства». 
 
Положения обновленной Стратегии исходят из тех реалий, что борьба Запада против России носит характер жесткой гибридной войны, что нашло отражение, например, в конструкции санкций против России. Как заявил представитель Госдепа США “Санкции не нацелены на то, чтобы столкнуть Россию в экономическую пропасть”, а направлены они, в первую очередь, на перекрытие доступа к дешевому капиталу и передовым технологиям, т.е. они окажут долгосрочное давление на Россию. 
 
Да, Россия стремится вернуть себя в мировые технологические лидеры. Да, надо сходить с “нефтяной иглы”. Эти цели важны для обеспечения безопасности страны и устойчивого экономического роста. Но сейчас финансовые и институциональные источники инноваций недостаточно развиты и могут быть рассчитаны на долгосрочную перспективу. Для этого требуется привлечение зарубежных инвестиций и технологий, которые должны дополнять собственные усилия по модернизации экономики и укреплению национальной безопасности России. 
 
А это возможно только в том случае, если “в России будет остановленo дальнейшee разрушениe высокотехнологичного ядра российской экономики и будет восстановлен престиж российской науки. Россия, в технологическом плане, сильно отстает и это происходит на фоне колоссального технологического подъема как на Западе, так и на Востоке. Мир очень активно переходит к новомунаучно-промышленному и технологическому состоянию.” Это вызывает сильное беспокойство у стратегических союзников России, поскольку “80 процентов экономического потенциала ЕАЭС, соответственно, состояние всего Евразийского союза критически зависит от состояния нашей экономики.” (С.Ю. Глазьев, http://www.business-gazeta.ru/article/148437/) И поэтому России так необходима определенная стабилизация в геополитическом раскладе сил. Кроме того, положение сложившееся в экономике России пока не внушает оптимизма. 
 
В следствии этого, не надо переоценивать противостояние России и Запада. В Стратегии отсутствуют изоляционистские устремления России, как об этом пишет автор из Bloomberg Леонид Бершидский“Изоляционизм Путина обрел официальный характер”, нет здесь “страхов, паранойи и смятения, которыми сейчас охвачен Кремль”, в формулировках отсутствуют намеки и на экзистенциальные конфликты с Западом. Проблема заключается в несогласии Запада с новой ролью России. Однако, в ближайшей перспективе, Запад признает ее, что в свою очередь требует проведения более конструктивной политики со стороны России. Именно на это указывает Стратегия. 
 
В то же время настороженность в российско-западных отношения остается из-за того, что продолжается «Наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями,… активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение альянса, приближение его военной инфраструктуры к российским границам создают угрозу национальной безопасности»
 
Главное, что по сравнению с предыдущим вариантом, в ней отсутствует бравурный тон типа: «Россия готова к развитию отношений с Организацией Североатлантического договора на основе равноправия и в интересах укрепления всеобщей безопасности в Евро-Атлантическом регионе, глубина и содержание которых будут определяться готовностью альянса к учету законных интересов России.» 
 
Совет безопасности России осознал и официально принял вызов, брошенный западными странами. 
 
И если реально Россия, в мировом масштабе, и Армения, но уже в рамках региона – Кавказ и Ближний Восток, стремятся к восприятию себя как силы, с которой нужно считаться, а не изолировать, им нужен прочный социальный, экономический, институциональный, культурный, научно-технологический и военный фундамент и стабильная долгосрочная (на несколько десятков лет вперед) государственная политика на обеспечение их безопасности и развития. 
 
Для Армении это имеет критическое значение. 
А пока положение в экономике республики остается крайне тяжелым. Канун новогодних праздников не только не оправдал ожиданий в плане оживления экономики, но и ощутимо ухудшил практически все макроэкономические показатели. И поэтому, по меньшей мере странным видится уверенность премьер-министра Армении в том, что “в 2016 году Армения достигнет новых успехов”. 
 
И это при том, когда процессы, идущие в ближневосточном регионе, в непосредственной близости от границы с Арменией приобретают такие опасные тенденции. По прогнозам основателя американского разведывательно-аналитического агентства Stratfor и директора центра Geopolitical Futures Джорджа Фридмана, 2016 год обещает быть тревожным в большей части мира: "Ликвидировать ИГИЛ в наступающем году не удастся. «Исламское государство» продолжит расширяться, несмотря на некоторые тактические просчеты. … Турция станет ключевым игроком на Ближнем Востоке. При этом Анкара … сблизится с Вашингтоном и еще больше отдалится от Москвы."
 
Конечно, имеются и положительные тенденции в политико-экономическом раскладе ситуации для Армении: 
 
1. … иранский газ вскоре начнет поступать в Грузию, причем через территорию Армении. А это …. придает Еревану статус транзитера, создает новую статью поступления средств в государственный бюджет и новый геоэкономический ландшафт в регионе. 
 
2. После вывода Тегерана из режима санкций, исчезли и политические препятствия для строительства железной дороги Иран-Армения. 
 
3. До недавнего времени Баку схематично пытался сдержать Россию на Каспии, конкурируя с ней в осуществлении энергетических проектов на европейском направлении через Турцию, рассчитывая при этом на существовавший российско-турецкий альянс. Но сейчас, неожиданно для Баку, США и Россия сначала решили остановить Турцию и пропустить вперед Иран. 
 
(Это из комментариев по ситуации в Закавказье шефа-редактора Восточной редакции REGNUM Станислава Тарасова) 
 
На Большом Ближнем Востоке быстро меняется геополитический ландшафт. Именно это дало основание аналитикам агентства REGNUM прогнозировать ситуацию, при которой “ОДКБ должна быть готова к важным решениям в Закавказье”. 
 
Все это требует от Совета безопасности РА (председатель совета - президент РА С. Саргсян) предпринять необходимые шаги по “расконсервации” “Стратегии национальной безопасности Республики Армения” (принята 07.02.2007 г.) и пересмотра положений, которые уже устарели и не соответствуют реалям сегодняшнего мира. В частности, требует кардинального изменения 3-ий раздел под названием “Либеральная экономика”, который представляет из себя бесполезный набор слов и фраз, без определенной логики, которые не укладываются в сложившееся положение дел в экономике Армении, с отсутствием конструкции перспектив ее дальнейшего развития. Аналогичную критику можно представить и к 4-ому пункту “Новое качество жизни и морально-психологическая атмосфера”, где достаточно рациональные идеи утопают в каламбуре слов и предложений. 
 
На наш взгляд, в обновленной версии “Стратегии национальной безопасности Республики Армения” должны быть учтены нарастающие угрозы, формирующиеся на Ближнем Востоке, с трансформацией на проводимую экономическую политику. Упор здесь должен быть сделан на восстановление и развитие инновационных и оборонно-промышленных производств, на повышение уровня научно-инженерного потенциала страны. 
 
Тем более, что в последнее время в Армении были приняты такие акты, как: 
 
1. Закон “О промышленной политике” (утвержден 12.12.2014 года). 
 
2. Закон “О военно-промышленном комплексе” (утвержден 25.03.2015 года). 
 
3. Президентский Акт “Устав и состав военно-промышленной комиссии РА” (утвержден 29.12.2015 года). 
 
Эти акты дают определенную надежду на выбор такого вектора развития, в основе которого сделана опора на инновационно-оборонно-промышленную политику и человеческий капитал. 
 
Промышленность Армении была и должна остаться важнейшим сектором экономики, обеспечивающим динамичное развитие всей страны. Она всегда играла важную роль в стране, однако особенно актуальным ее развитие стало в последние годы. Наличие промышленности - это не только структура экономики, но и структура сознания. Человек создающий и человек продающий - это разные ментальности. 
 
Во всех странах мира правительства воспринимают инновационное развитие, как основной способ достижения экономического роста и повышения конкурентоспособности. В ежегодном послании Конгрессу США (2011 год) Президент Барак Обама обратил внимание на то, что для современного поколения американцев настал “момент спутника” (т. е. открылась возможность совершить технологический прорыв), и призвал эффективнее решать задачи, связанные с конкурентоспособностью на международном рынке и совершенствованием инновационной политики. Аналогично, в странах Европейского союза осознают необходимость ускорения развития технологических инноваций для улучшения уровня конкурентоспособности, обеспечивающих долгосрочное благосостояние. 
 
Но насколько реальна сама идея реализации в Армении инновационно-оборонно-промышленной политики, со всеми ее сопутствующими институтами? 
 
За тот недолгий период времени, когда Армения была в составе СССР, впервые, за многие столетия, наиболее ярко проявился истинный духовный потенциал нашей нации и ее творческие возможности. В реальной исторической памяти армян остались те достижения, которых достигла республика. Она отличалась наиболее высокими темпами индустриализации и качества образования, развития науки, роста городского населения, благосостояния и формированием достаточно влиятельного среднего слоя. К сожалению, все эти беспрецедентные демографические, политические и социально-экономические достижения потеряны в первые годы независимости. 
 
Именно историческая память недалекого прошлого позволяет нам ответить положительно на вопрос о возможностях реализации в республике реальной оборонной- и инновационно-промышленной политики. Имеется также мировой опыт небольших стран, которые находясь в тяжелейшей социально-экономических ситуации, сумели войти в состав стран, с развитой экономикой и стабильным общественным строем. 
 
Чтобы пойти по такому пути потребуется, проявив политическую волю, создать качественный, эффективный страновой проект на достаточно длительный временной промежуток. 
 
Что можно предложить? 
 
В первую очередь, надо отказаться от пагубных догм либерального мейнстрима. Методология, на которую он опирается, просто некорректна. Надо полностью пересмотреть догмы о количественном ограничении денежной массы и о политике «жесткой экономии». Если первая лишает экономику страны внутренних источников кредита, то вторая, примитивная процедура, обосновывает сокращение бюджетного дефицита, приватизацию, урезание зарплат и доходов населения. 
 
Во-вторых, следует сформировать соответственно новым реалиям, систему государственного экономического планирования и развернуть механизмы стратегического планирования и стимулирования научно-технического прогресса. Предлагаемые механизмы отработаны во многих экономических системах мира. В условиях “контроля над целевым использованием денег, направлением денежного потока в интересах экономического роста требует планирования, за которым стоят обязательства предприятий, система хозяйственных договоров”. Тогда у нас будетэффективное государственно-частное партнерство. 
 
Принцип, согласно которому свободная игра экономических сил, а не государственное планирование, обеспечивает социальную справедливость не выдержал столкновений с действительностью.Проблемы в экономике, являются следствием именно неоцененной роли государства в экономике. 
 
Надо вернуться к предложениям бизнесменов о необходимости воссоздания в Армении министерства промышленности, о создании Совета из промышленников, научных деятелей, экономистов и других экспертов, которые представили бы проработанные предложения по развитию конкретных сфер промышленности в стране.. 
 
Нам необходим рынок – насколько возможно, государственное планирование – насколько необходимо. 
 
В третьих, требует дальнейшего углубления экономическая интеграция страны с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), как экономическая необходимость и реальная основа повышения ее конкурентоспособности и обеспечения экономического развития. Однако, по прошествии года, членство в ЕАЭС не оправдало ожиданий Армении, не стимулировало ее экспортно-ориентированное производство. В свое время (декабрь 2011 года) правительство Армени одобрило “Стратегию экспортно-ориентированной индустриальной политики”, которая должна была обеспечить развитие по 11 отраслевым направлениям, а на первом этапе по трем направлениям - коньячное дело, фармацевтика и точная инженерия. Сохраняется необходимость в реальном исполнении принятых решений. 
 
В условиях, когда Россия намерена в ближайшие годы осуществить индустриальный рывок, открываются интересные перспективы, которым может и должна воспользоваться Армения, и в частности, по оборонно-промышленному сотрудничеству. 
 
В четвертых, надо менять отношение государства к собственным гражданам. Если государство даёт слово защищать гражданина, то оно должно предоставить ему самые оптимальные условия для проживания, исходя из норм правового государства. 
 
Нынешняя система власти опирается преимущественно на бюрократическую вертикаль, силовые структуры и крупный бизнес. Проводимая социально-экономическая политика усиливает неравенство и повышает уровень бедности, нарушен императив социальной справедливости, социальное расслоение раскалывают общество на враждующие классы, что влечёт дезинтеграцию общества, социальный протест. На лицо серьезные угрозы экономической безопасности Армении, и вопросы стоят все более остро, и чем дальше, тем более масштабные решения надо принимать. 
 
Обращаясь к проблеме построения эффективного странового проекта, мы привели четыре необходимых условия для ее реализации, что скорее поднимает вопрос о необходимости смены экономического курса страны. Потребуется пересмотреть некоторые, наиболее критически воспринимаемые с точки зрения суверенной экономики страны положения, введенные в оборот в начале 90-х годов прошлого века вместе с развалом СССР. Как будет это делаться, и будет ли реально делаться - покажет время.
 

Комментарии:

Добавить комментарий






 

Свежий номер журнала