Региональное общественное движение содействия развитию русско-армянских отношений

 
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Политическое

Вадим Вихров: Иран принимает контрмеры

iran3Цена на нефть вибрирует. Не секрет, что дельцы товарно-сырьевых площадок охотно используют слухи и распространяемые опасения для накручивания цены на черное золото. Очередная волна слухов о том, что военная операция против Ирана якобы согласована, а иранское руководство готовится в ответ перекрыть Ормузский пролив (через него проходит каждый третий нефтеналивной танкер), заставила биржевиков хеджировать свои риски, а ловких махинаторов ловить момент для очередного надувания ценового пузыря.

Тем не менее вопреки мрачным предсказаниям о том, что, мол, до атаки израильских, а затем американских бомбардировщиков на ядерные объекты Исламской Республики Иран осталось не так много времени, в ближайшей и среднесрочной перспективе перевод конфронтации из режима холодной войны в фазу войны горячей едва ли возможен. Причина кроется в не заявленной публично сверхзадаче Вашингтона найти взаимопонимание с Тегераном. Тем самым найти достойную замену ослабевшей Саудовской Аравии и выбывшему из рядов региональных сателлитов Египту после Мубарака.

Сказанное не отменяет тактики всестороннего и возрастающего давления на Иран, осуществляемого евроатлантическими державами с тем, чтобы «размягчить режим» в Тегеране, дестабилизировать ситуацию через рост недовольства населения инфляцией и валютной лихорадкой, расколоть правящие элиты.

В рамках этой многоходовой тактики в начале июля Министерство финансов США расширило список неблагонадежных иранских компаний и физических лиц, которым выдана своеобразная черная метка. На особом счету оказались валютодобывающие компании: National Iranian Tanker, обслуживающая нефтяной сектор, и National Iranian Oil, которая через фирмы, квартирующие в Дубаи, Гонконге, Малайзии и Швейцарии, осуществляла поставки экспортной нефти.

Эти структуры, как следует из заявления Министерство финансов США, используются Тегераном для обхода режима санкций. Каким образом? Все эти попавшие «под колпак» компании и организации «пытаются скрыть свой танкерный флот, перекрашивая суда, отправляя их в море под флагами других государств и отключая навигационные устройства GPS». Факты подтверждают, что в условиях блокады Тегеран нашел лазейку: на его нефтеналивных танкерах поднимали флаг Тувалу, пока из Вашингтона не прикрикнули на это карликовое государство, затерянное в Тихом океане.

США усиливают давление на Иран по всем линиям. В Катаре появится мощная американская РЛС с локаторами, работающими в Х-диапазоне. Катарская РЛС «станет третьей вершиной треугольника» в дополнение к РЛС в израильской пустыне Негев и в центральной Турции (вступила в строй в начале года). Этот треугольник РЛС будет ушами и глазами для сгруппированных на военной базе Аль Удейд 8 тысяч «джи ай». В перспективе развернут и противоракетный комплекс Thaad. В сентябре Вашингтон планирует масштабные военно-морские маневры в Персидском заливе.

Однако то, что военный потенциал США в регионе наращивается, ещё не означает, что он будет приведён в действие. «Наша политика полным ходом продвигается по двум путям: дипломатия и давление», - заявила госсекретарь США Хиллари Клинтон в ходе недавних переговоров с израильским премьером Биньямином Нетаньяху. А ещё раньше администрация США объявила, что будет перекрывать доступ на американский рынок любой финансовой структуре вне зависимости от ее национальной принадлежности, которая вздумает участвовать в коммерческих операциях по нефти с иранскими банками, отлучёнными от системы международных транзакций SWIFT.

Наконец, с 1 июля Европейский союз отказался от импорта, приобретения и транспортировки нефти и нефтепродуктов из Ирана. ЕС также ввел запрет на связанные с этим операциями финансирование и страхование, а в конце февраля пресс-секретарь Еврокомиссии Марлен Хольцнер успокоила европейцев: запасов нефти в Евросоюзе достаточно, чтобы обойтись без поставок из Ирана в течение четырех с половиной лет. Правда, не было сказано, что потом.

Судя по итогам первых недель, санкции возымели определённый эффект. Вывоз иранской нефти упал до минимального показателя за последние 20 лет — 1,1 млн. баррелей ежедневно против 2,2 млн. баррелей в день в прошлом году. Потери внушительны. Общая стоимость годового экспорта иранской нефти, по информации ОПЕК, составляет 71,6 млрд. долларов. Санкции вычитают из доходов иранского государства по 3 млрд. долларов ежемесячно. Прогноз Международного энергетического агентства (МЭА) для Исламской республики также неутешителен: к концу 2012 года объемы нефтедобычи в Иране упадут с 3,7 млн. баррелей в сутки в январе 2012 до 2,8 млн. с последующим снижением до 2,6 млн. в 2013-м.

Однако Тегеран, вопреки прогнозам МЭА, строит планы противоположного характера: увеличить до 2015 добычу нефти на 28% — до 5,122 миллиона баррелей в сутки, а экспорт довести до 3 с лишним миллионов баррелей в сутки (с 2,28 миллиона баррелей в сутки в 2011 г).

Уверенность в осуществимости этих планов подкрепляют исходные данные по углеводородам. Извлекаемые запасы нефти в Иране оцениваются в 155 миллиардов баррелей. Общий объем запасов углеводородного сырья достигает 358 миллиардов баррелей нефтяного эквивалента. Запасы газа составляют 33,1 триллиона кубометров. Более того, 9 июля генеральный директор Иранской национальной нефтяной компании Ахмед Калебани сообщил о находке: на шельфе Каспия обнаружена нефтяное месторождение, стоимость запасов оценивается в 50 млрд. долларов. В проведение геологоразведки в Каспийском море Иран уже инвестировал в общей сложности 245 млн. долларов.

В действиях Тегерана по защите национальной нефтедобычи наблюдаются в последние месяцы системный подход и четкая координация.

Во-первых, иранцам удалось договориться с рядом европейских нефтеперерабатывающих компаний о поставке нефти в обход международных санкций — торговать будут не государство, а кластеры частных компаний, о чем сообщил 10 июля глава иранского объединения экспортеров нефти Хасан Хосроджерди. После создания в частном секторе трех консорциумов они обеспечат пятую часть экспорта сырой нефти. В свою очередь министр нефти Ирана Ростам Кассеми повторил прежний тезис о том, что эффект нефтяного эмбарго будет нулевым: «Хотя ЕС стремится нанести удар по экономике Ирана, ситуация, на наше счастье, развивается таким образом, что на иранскую нефть нашлись даже новые покупатели».

Во-вторых, полной блокады добиться не удалось: даже сократив объемы закупок, прежние партнеры не отказались от иранской нефти: в июле Китай продолжит закупать по 492 тысячи баррелей в день, Индия — по 300 тысяч и Турция — 168 тысяч, ходя это вдвое меньше, чем в прошлом году. Из этого объема около 100 тысяч баррелей иранской нефти доставлялись в Турцию собственно турецкими нефтеналивными танкерами из египетского порта Сиди-Кирир, а остальное везли иранские танкеры через Суэцкий канал.

Свое особое мнение по этому вопросу высказал Египет — новые правители в Каире не намерены запрещать транспортировку иранской нефти ни через канал, ни по своим трубопроводам (в частности, по трубопроводу компании SUMED, соединяющему Суэцкий залив со Средиземным морем).

В-третьих, вслед за японскими компаниями индийская компания United India Insurance объявила о готовности страховать танкеры, перевозящие иранскую нефть. Таким образом, спрос на первейший энергоноситель у двух ведущих покупателей перевесил уговоры вашингтонских эмиссаров. Такое решение страховщиков из Японии и Индии весьма симптоматично.

В-четвертых, в Тегеране разрабатывают планы нарастить количество судов в нефтеналивном флоте до 56 единиц. На балансе Иранской национальной компании нефтеналивного флота значится 47 танкеров, из них 43 предназначены для транспортировки сырой нефти, три 3 судна — для нефтепродуктов и один – для транспортировки сжиженного газа.

Словом, иранцы намерены в полной мере использовать природные ресурсы для извлечения максимальной ренты, в том числе и геополитической, из ставшего популярным (даже в Соединённых Штатах) «ресурсного национализма».

Можно сказать, что иранский опыт противостояния режиму санкций, сердцевина которого — меры по блокированию экспортных доходов от нефти и газа, поучительны и для других государств, пребывающих в зависимости от внешней торговли углеводородами.

Источник: http://www.fondsk.ru/news/2012/07/24/iran-prinimaet-kontrmery.html

Комментарии:

Добавить комментарий






 

Свежий номер журнала