Региональное общественное движение содействия развитию русско-армянских отношений

 
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Политическое

Полный текст интервью министра иностранных дел России Сергея Лаврова программе «Реалполитик» Общественного телевидения Армении

Здравствуйте, господин Лавров, большое спасибо, что согласились на интервью. Господин Лавров, уровень армяно-российских взаимоотношений традиционно считается довольно-таки высоким. Как бы Вы охарактеризовали этот уровень на сегодняшний день?

 

Это непросто очень высокий уровень отношений, это уровень отношений стратегического партнерства, это уровень союзнических отношений. Мы - союзники по Организации договора о коллективной безопасности, и все это опирается на многовековую историю нашего совместного проживания, нашей дружбы, взаимопомощи. Все эти традиции мы свято чтим, укрепляем, и думаю, что сегодня мы можем смело говорить о том, что отношения находятся на подъеме во всех без исключения сферах. И рассчитываю, что предстоящий государственный визит президента РФ в РА не только подтвердит этот уровень, но и ознаменуется новыми договоренностями, которые будут углублять наше стратегическое партнерство, наше союзничество.

 

19 августа намечается государственный визит президента РФ в Армению. Какой будет основная повестка этого визита?

 

В двух словах не скажешь, потому что всегда, когда встречаются президенты, они рассматривают весь спектр наших отношений, так будет и на этот раз. Материалы, которые готовятся с обеих сторон, охватывают политическую сферу, сферу военно-стратегическую, экономическую и гуманитарную - в общем, все без исключения области, которые характеризуют отношения между двумя очень близкими государствами. Не останется вне дискуссии, конечно же, и проблематика региональная, международная. Мы тесно сотрудничаем не только на постсоветском пространстве в рамках СНГ, в рамках ОДКБ, Евразэс, где Армения является наблюдателем, но и взаимодействуем в различных многосторонних структурах и в Европе - это ОБСЕ, это Совет Европы, ООН. Так что, ситуация в мире сейчас не простая, и я убежден, что двум президентам будет что обсудить и по этой части.

 

Очередной саммит ОДКБ собирается в Ереване буквально в ближайшие дни, 21-ого августа. Каковы главные ожидания в преддверии этого саммита и вообще, на ваш взгляд, сможет ли ОДКБ реально противостоять вызовам на южном направлении? И еще, на каком этапе сейчас находится формирование коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ?

Саммит, который предстоит в Ереване, будет неформальным саммитом, мы в рамках ОДКБ такую практику выработали, она очень полезная. Помимо официальных саммитов, где принимаются подготовленные документы, имеющие юридически обязательный характер, стали регулярно проводиться и саммиты неформальные, которые предоставляют президентам возможность в своем узком кругу, без каких-либо протокольных формальностей обменятся мнениями по любому кругу вопросов.

И саммит, который готовится, пройдет, конечно же, в таком доверительном ключе, в партнерском, союзническом, и одна из проблем, которую президенты, скорее всего, не обойдут вниманием, как раз и заключается в том, чтобы проанализировать ситуацию на южном направлении, как Вы сказали. Уроки, которые мы все сейчас извлекаем из киргизских событий, должны привести к тому, чтобы были предприняты дополнительные усилия по повышению эффективности ОДКБ. Все дело в том, что ситуация, которая сложилась в Киргизии, не предполагает задействования ресурсов ОДКБ, поскольку это ситуация, связанная с внутриполитическими событиями в Киргизии, ситуация, для успокоения которой не предусмотрено уставом ОДКБ в качестве возможности применить те или иные методы.

Поэтому, когда киргизское руководство переходного периода обратилось к ОДКБ с просьбой помочь стабилизировать ситуацию, по указанию президента Медведева, который сейчас возглавляет Совет коллективной безопасности, состоялась встреча на уровне Секретарей советов безопасности стран-участниц ОДКБ, были выработаны меры, которые допускаются уставом и заключаются, прежде всего, в поддержке самих правоохранительных структур Киргизии по их дополнительному оснащению, по их поддержке консультантами, экспертами, специалистами, в том числе - специалистами в сфере расследования тех событий, которые произошли.

 

Но и, конечно же, большое внимание было уделено предоставлению гуманитарной и иной помощи Киргизии для беженцев, перемещенных лиц и для восстановления необходимых объектов инфраструктуры. В рамках организации и в средствах массовой информации в связи с этими событиями задаются вопросы о том, а как же ОДКБ могла бы более эффективно способствовать, во-первых, недопущению подобных событий, а во-вторых, в профилактическом плане не допускать подобных эксцессов?

 

Вопрос не простой, он связан с уставом ОДКБ, связан с базовым принципом невмешательства во внутренние дела друг друга, и какие-то, наверное, меры могут обсуждаться, но в рамках этих основополагающих соображений. В принципе, со стороны ОДКБ разработаны механизмы, призванные защитить страны-члены от внешней агрессии, от угроз международного терроризма, от угроз международного наркотрафика, от международной организованной преступности в целом.

Эти методы включают, в том числе, и коллективные силы оперативного реагирования, которые созданы решением президентов на московском саммите чуть больше года назад и формирование которых сейчас активно осуществляется. Практически все государства, которые подписались и ратифицировали соглашение о создании коллективных сил оперативного реагирования, выделили свои соответствующие подразделения в состав этих сил.

Эти подразделения включают не только войсковые соединения, но и структуры, которые относятся к правоохранительной сфере, которые борются с международными вызовами, угрозами терроризма, наркотрафика, организованной преступности и реагирование, кстати, на чрезвычайные ситуации. Силы гражданской обороны, силы министерств, которые призваны бороться с чрезвычайными ситуациями, также предполагается задействовать в рамках возможных будущих операций коллективных сил оперативного реагирования.

Кроме того, в ОДКБ принято решение о создании миротворческого потенциала организации, формирование этих сил сейчас тоже происходит, мы рассчитываем, что в будущем они могут быть задействованы в различных миротворческих операциях по решению Совета коллективной безопасности, по решению президентов государств, которые входят в ОДКБ. Кстати, это может быть и миротворческие операции по мандату либо ОБСЕ, либо ООН, такое тоже предусмотрено в документах, которые лежат в основе создания миротворческих сил ОДКБ.

 

Спасибо, господин Лавров. Поговорим о нагорно-карабахском конфликте. Мы знаем об усилиях России по поддержанию мира в нашем регионе. С другой стороны, какие шаги намерена предпринять Россия со своей стороны или в рамках сопредседательства Минской группы ОБСЕ, чтобы обуздать милитаристскую риторику, которая существует, регулярно нагнетается вокруг карабахского конфликта, и предотвратить возможную новую эскалацию ситуации в регионе?

 

То, что делает Россия в своем национальном качестве по нагорно-карабахскому урегулированию, неотделимо от того, что мы делаем в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ вместе с нашими французскими и американскими партнерами. За последние полтора-два года президент Медведев лично уделил особое внимание усилиям по нахождению компромиссных развязок, он провел несколько встреч с президентами Армении и Азербайджана, я в этих встречах участвовал и могу засвидетельствовать, что разговор был очень откровенный, открытый, президенты обеих стран честно излагали те проблемы, которые предстоит решить для того, чтобы выйти на обоюдно приемлемую договоренность.

Усилия, которые предпринимал президент Медведев, которые предпринимала Россия и которые мы продолжим предпринимать, поддерживаются другими сопредседателями. И американцы, и французы не раз выражали свое согласие с теми идеями, которые мы выдвигали. В любом случае, мы эти идеи “обкатывали” с сопредседателями, так было и во время последней встречи в Санкт-Петербурге, когда в середине июля на полях международного экономического саммита состоялась встреча президентов Армении и Азербайджана.

Хочу сразу подчеркнуть, что во всех документах, которые так или иначе принимаются в процессе нагорно-карабахского урегулирования, подчеркивается важность исключительно мирного решения этого конфликта, это позиция РФ, это позиция сопредседателей, позиция ОБСЕ, Совета безопасности ООН, где в свое время рассматривались резолюции, посвященные нагорно-карабахскому конфликту. Необходимость исключительно мирного решения зафиксирована и в том заявлении, которое под Москвой в замке Майендорфе в Барвихе было подписано полгода назад президентами трех стран: России, Армении и Азербайджана.

Поэтому мирное решение конфликта, недопустимость каких-либо силовых рецидивов является главнейшим приоритетом во всех наших усилиях, и то, что этот конфликт удалось в середине 90-ых годов остановить и выйти на политический процесс, само по себе уже было большим достижением. Конечно же, нам всем хотелось бы, чтобы политический процесс завершился поскорее, тем более, что в его рамках очень много наработано, но, как всегда, приходится искать договоренности, которые будут приемлемы всеми сторонами конфликта, иначе урегулирование не сработает.

Мы не раз подчеркивали, что мы примем любую форму, которая устроит стороны конфликта, и будем готовы выступить вместе с США, Францией, ОБСЕ, а также в рамках Совета Безопасности ООН, будем готовы выступить в роли гаранта такого урегулирования. Я не стал бы слишком драматизировать периодически звучащую риторику, во многом, как и в целом ряде других случаев, она связана с внутриполитической ситуацией в той или иной стране, откуда такая риторика раздается, но, конечно, она делу не помогает. Мы нацелены на то, чтобы четко выполнять поручения, которые президенты России, США и Франции, как главы трех государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сделали в адрес министров иностранных дел, в адрес специальных представителей трех стран.

Эти поручения заключаются в необходимости нахождения мирного урегулирования на основе тех принципов, которые уже были согласованы сторонами и которые по сути дела отражают базовые принципы ОБСЕ. Ситуация не из легких, она осложняется слишком многими привнесенными факторами, но мы привержены тому, чтобы продолжать усилия, и рассчитываю, что мы сможем добиться прогресса.

 

Намечается внести изменения в Договор о российской военной базе на территории Армении. Чем вызвана актуализация этого вопроса, почему именно сейчас? И какова основная суть этих изменений?

 

Актуализация этого вопроса именно сейчас произошла не по каким-то специальным поводам, не по каким-то особым причинам, а просто потому, что любым государствам, которые в военной сфере взаимодействуют тесно - как Россия и Армения - необходимо планировать свои действия в этой сфере. Главная задача подписания Протокола о размещении российской базы на территории Армении заключается в том, чтобы иметь перспективу во времени, иметь более длительный срок планирования, а в остальном все функции, которые сейчас выполняются российской военной базой, остаются без изменений. Каких либо перемен в том, что делает российская база на территории Армении, ожидать не приходится.

 

Сегодня в Армении в контексте армяно-российских отношений больше всего обсуждается вопрос о поставках ЗРК С300 Азербайджану, который выступает с угрозами развязать новую войну. Что Вы скажете по этому поводу?

 

Зенитно-ракетные комплексы С300 уже стали символом чего-то тревожного. Как только объявляется, что какая-то страна будет получать С300, раздаются панические заявления о том, что это дестабилизирует обстановку. И в отношении Азербайджана начинаются разговоры, в отношении Ирана были такие разговоры некоторое время назад, сейчас и в отношении других стран. Но давайте не будем забывать, что из себя представляют ЗРК С300, это оборонительные вооружения, которые призваны защищать соответствующую территорию от ракетных нападений извне.

Вот собственно говоря и все. И в том, что касается России, мы С300 и любые другие виды вооружения поставляем исключительно в соответствии с нормами международного права, в соответствии с теми международными обязательствами, которые мы в этой области несем и в соответствии с нашим собственным законодательством об экспортном контроле, которое является одним из наиболее рестриктивных среди стран, которые торгуют вооружениями. Мы никогда не поставляем вооружения в регионы, где такая поставка может дестабилизировать ситуацию, будь то Закавказье, Ближний Восток, Средний Восток, или какая-либо другая часть нашего земного шара.

Поэтому мне кажется, что нужно прежде всего увидеть суть этого вопроса, а суть заключается в том, речь идет об оборонительных вооружениях, которые поставляются исключительно в соответствии с требованиями международных договоров. Я не стал бы пытаться усматривать в этом какие-то поводы, чтобы ситуация дестабилизировалась. Оборонительные вооружения не дестабилизируют ситуацию - за одним исключением: только в тех случаях, когда кто-то хочет применить силу, оборонительные вооружения могут создавать для него проблемы.

Я убежден, что в регионе, о котором мы говорим, ни одно государство не планирует начинать новые военные действия, потому что это было бы катастрофично. А то, что агрессор все равно не достигнет своих целей, все мы убедились в августе 2008 года, когда ваш сосед господин Саакашвили решил урегулировать проблемы Южной Осетии методами, неприемлемыми с точки зрения международного права.

Я на 100%-ов убежден, что между Арменией и Азербайджаном таких попыток не будет, поскольку, я повторю, я участвовал на встречах президента Медведева с президентами Саргсяном и Алиевым, и все три президента подписывались под документами, которые не допускают применения силы, которые подчеркивают приверженность исключительно мирному урегулированию любых проблем в контексте нагорно-карабахского процесса.

 

Господин Лавров, последний вопрос, как и полагается, направлен на будущее. Какими Вы видите армяно-российские отношения через несколько лет?

 

Вы знаете, я убежден, что в деталях мы в будущее не сможем заглянуть, но все тенденции, которые за последнее время мы наблюдаем, позволяют уверенно говорить о том, что эти отношения сохранятся как союзнические, как стратегические, как отношения двух очень близких, дружественных, братских народов. Я рассчитываю на то, что через несколько лет мы сможем зафиксировать гораздо более глубокий уровень экономического, инвестиционного взаимодействия, гораздо более глубокий уровень сотрудничества в гуманитарной сфере.

Сейчас по понятным причинам, после того, как исчез Советский Союз, мы некоторое время как бы приспосабливались к новой ситуации. Этот период уже завершился, мы уже знаем как вести дела друг с другом на постсоветском пространстве в качестве независимых государств при полном уважении интересов наших партнеров, при полном уважении суверенитета и независимости наших друзей и союзников, и главное сейчас наращивать конструктивную составляющую в этих отношениях прежде всего в материальном плане: больше инвестиций, больше экономических обменов, побольше участия в региональных инфраструктурных, транспортных и прочих проектах.

И конечно же, мы рассчитываем, что урегулирование нагорно-карабахского конфликта снимет те препятствия для регионального сотрудничества, которые сейчас пока что существуют. Мы будем делать все, чтобы это произошло как можно скорее.

 

Текст интервью  предоставлен ИА ARMENIA Today http://armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=30240

Комментарии:

Добавить комментарий






 

Свежий номер журнала