Региональное общественное движение содействия развитию русско-армянских отношений

 
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Нагорный Карабах

Ашот Бегларян: Кто стрелял? Неразрешимый для миссии ОБСЕ вопрос…

Некоторое время назад, 17 октября, на линии соприкосновения вооруженных сил Нагорного Карабаха и Азербайджана было зафиксировано очередное нарушение режима прекращения огня, который был установлен еще в мае 1994 года после почти четырехлетней кровавой войны.
 
Примечательно, что это произошло во время планового мониторинга миссии ОБСЕ, направленного именно на сохранение режима перемирия и недопущение подобных нарушений. Мониторинг  был приостановлен из-за выстрелов из автоматического оружия Личным представителем Действующего председателя ОБСЕ Анджеем Каспшиком, под руководством которого и велось наблюдение. Стороны обвинили друг друга в срыве мониторинга, а члены миссии ОБСЕ не смогли (а может, и не захотели) определить виновника. Надо заметить, что подобное происходит не впервые, практически каждый год. Однако странно, что ни разу так и не был назван и наказан конкретный виновник.
 
В связи с последним инцидентом на линии соприкосновения карабахских и азербайджанских войск глава пресс-службы министерства обороны Нагорно-Карабахской Республики СенорАсратян выразил надежду, что международное сообщество наконец назовет вещи своими именами, а не поставит вновь знак равенства между действиями сторон, тем более, что выстрелы были направлены в сторону позиций Армии обороны НКР, откуда осуществлял наблюдение сам посол Каспшик.
 
Но не тут было ­– международные посредники в лице сопредседателей Минской группы ОБСЕ вновь отделались декларативным заявлением о недопустимости нарушения режима прекращения огня, призвав «соответствующие органы  тщательно и беспристрастно расследовать указанный инцидент». Воспользовавшись подобной «деликатностью» посредников,  официальный Баку в своем традиционном стиле поспешил обвинить в «провокации» армянскую сторону.
 
Надо отметить, что еще  5 марта 2011 года в ходе встречи президентов Армении, России и Азербайджана в Сочи было сделано предложение и достигнута предварительная договоренность о проведении под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ расследования возможных инцидентов вдоль линии прекращения огня с участием сторон и при содействии специального представителя Действующего председателя ОБСЕ. Соответствующее заявление получило поддержку международного сообщества, а военные эксперты ОБСЕ разработали механизмы расследования инцидентов и представили сторонам.
 
Армянские стороны поддержали данное предложение, как, впрочем, и инициативу отвода снайперов.  Более того, Нагорный Карабах и Армения до и после этой инициативы неоднократно призывали Минскую группу ОБСЕ предпринять шаги по созданию реальных механизмов расследований для раскрытия инцидентов и предупреждения их повторения. Между тем азербайджанская сторона делает вид, что никаких договоренностей не было и даже открыто заявляет об этом. И вовсе не случайно в декабре того же 2011 года Баку высказался против предложения сопредседателей  ОБСЕ о предоставлении соответствующих средств на создание данного механизма расследования инцидентов на линии соприкосновения.
 
Последний инцидент на передовой обсуждался 24 октября на встрече главы МИД НКР Карена Мирзояна с послом Анджеем Каспшиком. В ходе беседы была подчеркнута  необходимость сохранения стабильности на линии соприкосновения и важность предотвращения повторения подобных инцидентов.
 
Ранее высказывался по данной проблеме и командующий Армией обороны НКР, министр обороны НКР Мовсес Акопян, отметивший, что карабахская сторона неоднократно выражала готовность пойти навстречу предложению сопредседателей Минской группы ОБСЕ по разработке и применению определенных механизмов по расследованию трагических инцидентов на передовой линии, однако этому мешает деструктивная позиция Азербайджана.
 
Тем временем излишняя дипломатичность и «уравнение сторон» укрепляют у азербайджанской стороны чувство безнаказанности, развязывают ей руки. Результат – динамика роста нарушений режима прекращения огня.
 
У посла Каспшика, который занимается организацией мониторингов линии соприкосновения на предмет нарушений, вернее, недопущения нарушений режима прекращения огня уже 16 лет, на высказываемую критику имеется известный дипломатический ответ. Он сводится к тому, что личный представитель Действующего председателя ОБСЕ наделен миссией наблюдателя и не обладает полномочиями вести расследование инцидентов. Он уверяет, что следит за сообщениями военных ведомств сторон конфликта относительно звучавших выстрелов, однако не имеет возможности проверить всю информацию. По его словам, для того, чтобы подтвердить или опровергнуть ту или иную информацию, необходимо иметь наблюдателей на всех участках передовой линии. Вместе с тем посол уверен, что официальные заявления сторон не самым благоприятным образом отражаются на настроениях в обществах. Каспшик уверяет, что лично он не допустил ошибки, которая привела бы к людским потерям. Вместе с тем посол ОБСЕ надеется, что стороны придут к согласию в решении актуального вопроса механизмов расследования инцидентов на передовой линии.
 
Если попробовать резюмировать вышеизложенное, то получится следующее: официальный Баку противопоставляет себя международному сообществу, идя наперекор миротворческим усилиям посредников и продолжая политику, препятствующую урегулированию конфликта, формированию атмосферы доверия между сторонами, и тем самым создавая угрозу региональной безопасности. 
 
Нынешнее перемирие по большому счету не является заслугой политиков, а плод сложившихся объективных реалий, военно-политического баланса сил. Объективные реалии в свою очередь свидетельствуют о бесперспективности войны, и их игнорирование означает идти против природы человека, против народа – чужого и своего. Тем не менее, нет гарантий, что завтра кто-то в соседней республике не попытается ради узкокорыстных политических целей нарушить сложившийся баланс.
 
То, что сегодня пушки (не автоматы) молчат, это хорошо. Но молчание дипломатов настораживает… Баланс балансом, а реальных механизмов обеспечения гарантий окончательного прекращения огня нет. Хрупкий мир перемирия должен стать настоящим миром…

Комментарии:

Добавить комментарий






 

Свежий номер журнала